Главная страница Карта сайта
Школа спортивной
и художественной
гимнастики
Новости
Сведения об организации
История школы
Тренеры
Спортсмены
Платные услуги
Календарь
Новости
Фотоальбомы

Дворец спорта

→ Спортивные залы
→ Документы
→ Гостиница
→ Бассейны
→ Гости
→ Контакты
→ Кафе

Интервью Григория Климентьева: «Я не собирался ехать в Японию просто туристом»

12 ноября, 16:25

Прошедший в октябре в японском Китакюсю чемпионат мира по спортивной гимнастике запомнился не только блестящим успехом россиянки Ангелины Мельниковой, которая, уже став обладательницей командного золота летней Олимпиады в Токио, победила в личном многоборье на первенстве планеты, чего с нашими спортсменками не случалось 11 лет. Не остались без медалей и мужчины, хотя триумфаторы Олимпиады в командном многоборье Никита Нагорный, Артур Далалоян, Давид Белявский и Денис Аблязин пропустили чемпионат, решив отдохнуть, и мы поехали туда резервным составом: нашу страну представляла молодежь. И один из этих молодых гимнастов — впервые выступавший на подобном уровне Григорий Климентьев — завоевал бронзу в упражнениях на кольцах. Ранее высшими достижениями 20-летнего спортсмена были два золота юниорского чемпионата Европы – 2018 — на кольцах и в командном зачете, а также победа на последнем чемпионате России.

В интервью «Известиям» Григорий Климентьев рассказал об атмосфере на чемпионате мира, своем попадании в гимнастику, любимых книгах и увлечении веб-дизайном.

«Появилось понимание ответственности»

— Какие эмоции вы испытали, когда узнали, что все члены олимпийского состава мужской сборной окончательно решили пропустить чемпионат мира и вы будете одним из тех, кто поедет вместо них?

— Я бы не сказал, что были какие-то яркие эмоции. Скорее появилось понимание ответственности.

— Для вас это было неожиданно?

— Нет, я узнал об этом еще в августе. По крайней мере, тогда мне сказали, что, возможно, я поеду в Японию.

— Ваша подготовка сильно поменялась после этого?

— Нет, у нас была программа еще с чемпионата России. Я потом выступил с ней и на Кубке России. К чемпионату мира мы разучивали только один элемент, чтобы усложнить программу, — это соскок. В остальном подготовка была такая же, как обычно. У меня она не меняется в зависимости от класса соревнований. А за месяц до ЧМ мы приняли участие в этапе Кубка мира (в турецком Мерсине. — «Известия»). Это был как мини-чемпионат мира, нужный для того, чтобы узнать оценку на международном уровне, посмотреть, что получилось, а что не получилось и над чем еще следует трудиться. По сути, подготовка к ЧМ велась на протяжении двух полноценных месяцев, насыщенных комбинационной работой.

— Нагорный, Далалоян, Белявский и Аблязин как-то вас подбадривали перед поездкой на ЧМ?

— Ребята отдыхали, у них личная жизнь. А мы были на изоляции на сборах с постоянными тренировками.

— Вы поддерживаете с ними дружеские отношения?

— У нас тесность общения зависит только от того, насколько часто мы встречаемся. А с Нагорным и Далалояном я уже года два не был на одном сборе. При этом на соревнованиях у нас товарищеские отношения. Нет такого, что кто-то смотрит на кого-то свысока.

— А с Ангелиной Мельниковой?

— Я с ней на чемпионате мира не общался. У нас и у женской сборной были так составлены расписания тренировок и выступлений, что мы редко с ними виделись. Но если смотреть со стороны и судить по ее поведению, то человек она хороший.

— Как вы отреагировали на историю с пересчетом баллов в вольных упражнениях, из-за чего Ангелина лишилась золота?

— Мы с ребятами как раз в этот момент сидели на трибуне, поскольку у мужчин-россиян никто не вышел в финалы на последних трех снарядах, проходившие в тот же день, что и женский финал в вольных упражнениях. У меня такая позиция: я не судья международной категории, и не мне судить, тем более итоги женских соревнований, в которых я ничего не понимаю. Ведь у девчонок в вольных упражнениях есть элементы, которых у нас нет, и оценка ставится немного иначе. Знаю, что наша делегация пыталась подать протест и его не приняли. Но я не представляю, как проходит процедура подачи протеста. В итоге тренеры Маи Мураками его подали — и он был удовлетворен. Я с трибуны видел, что тренеры Ангелины долго пытались решить вопрос с протестом. Но раз не получилось — значит, на то были причины. Не мне давать оценку работе специалистов.

«Надо отталкиваться от конкретной цели»

— С какими новыми вызовами вы столкнулись на ЧМ?

— Были некоторые сложные моменты, связанные с перелетами и акклиматизацией. Все-таки дорога до Турции, где проходил сентябрьский этап Кубка мира, и путь до Японии сильно отличаются. А график соревнований был примерно понятен. На соперников я обычно не смотрю и не слежу за ними. Знаю, какая у них программа, как они ее могут исполнить, но больше концентрируюсь на том, что могу сделать сам. Что касается накала и эмоционального фона ЧМ, то у меня на всех соревнованиях примерно одно и то же, разве что повышается ответственность. В любом случае надо всегда начинать выступления с чистого листа — такова установка тренера. Нужно выполнить комбинацию так, как я это делаю на тренировках. Сделать ровно то, что я готовил. С меня не спрашивают больше, чем я могу.

— Вам было проще как новичку, с которого не требуют медалей? Или тренеры давали понять, что в кольцах они от вас ждут места в тройке?

— Что касается обязанности взять медаль, то такого не было. Была личная ответственность. Я понимал, что на нас будут смотреть как на молодежь, потенциально способную попасть в основной костяк сборной, а о медалях я никогда не думал. Если ты хорошо исполняешь свою программу, значит, ты сделал свою работу, и уже неважно, какая медаль будет. Но, как бы то ни было, я не собирался ехать в Японию просто туристом.

— Ковидный контроль там был жесткий?

— В Японии к этому относятся очень тщательно. Надо было сдать тест за 72 часа до прилета в Токио. Потом в аэропорту японской столицы мы сдали еще один тест. И только после того, как все результаты оказалась отрицательными, нашу делегацию проводили в город Китакюсю, где проходил чемпионат мира. Там нам установили приложения для контроля наших передвижений. В первые пять дней каждое утро мы сдавали тесты — один экспресс-тест на COVID-19 и одну пробу. На тренировки и соревнования мы ездили только на такси: если за месяц до этого в Турции на Кубке мира разные команды возил один автобус, то в Японии было только такси и представители разных делегаций не могли передвигаться в одном и том же транспортном средстве. Нашу российскую делегацию возили четыре-пять машин по три человека в каждой.

— Вы переболели ковидом?

— Нет. Но весной этого года я сделал прививку. У нас в сборной вообще все спортсмены вакцинированы.

— У вас всегда основной специализацией были упражнения на кольцах?

— Я еще с детства был сильный. В 2014 году, когда проходили российские соревнования «Олимпийские надежды», я заработал свою первую бронзовую медаль — и именно на кольцах. Так сложилось, что и в дальнейшем эта дисциплина была у меня основной, когда я выступал на первенстве России, Кубке России и на победном юниорском чемпионате Европы. В плане прогресса это был мой лучший снаряд. Да и изначально на кольцах был акцент: тренер видел у меня хорошие задатки в этой дисциплине и старался их раскрывать.

— Есть стремление к универсализации? Или вы собираетесь и в будущем сосредоточиться на том, что умеете лучше всего?

— Я другими дисциплинами не занимался уже год. Может быть, даже больше. А дальше нужно решать с тренером — это зависит от того, какие снаряды будут необходимы сборной. Если, допустим, команде будет нужен прыжок и я смогу сделать его так, как требуется, то буду делать его. Надо отталкиваться от конкретной цели.

— Сейчас вы понимаете, что вошли в основную обойму сборной? Готовы конкурировать за место в ней с Денисом Аблязиным — главным специалистом по кольцам из олимпийского состава?

— Мы с ним уже соревновались на чемпионате России и Кубке России. Вообще кольца — такой снаряд, где по большому счету сложности у гимнастов одинаковые. И побеждает тот, кто лучше готов функционально и на данный момент всё выполняет чище.

«В детстве не мог сидеть на месте»

— Как вы попали в спортивную гимнастику?

— Я родился в Петрозаводске. В детстве был гиперактивный, носился по комнате, не мог сидеть на месте. (Улыбается.) Поэтому в пять лет мама посадила меня перед телевизором и включила один из каналов — а там показывали выступление Алексея Немова на перекладине. Я сказал маме, что хочу так же. Она ответила: «Значит, будешь так же». И отвела меня в спортивную школу. Я постоянно ходил мимо стендов с кубками и медалями. И где-то года через два сказал маме, что тоже буду медалистом. А в 2016 году я переехал в Пензу, поскольку там отличная школа гимнастики, хороший тренерский состав, именитые спортсмены — тот же Аблязин.

— У вас есть увлечения помимо гимнастики?

— Люблю технику, компьютеры. Увлекаюсь программированием и дизайном. Ну и занимаюсь культурным саморазвитием — читаю книги, смотрю фильмы.

— Назовете любимые книги?

— Мне нравятся «Мартин Иден» Джека Лондона и «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза. Ну и серия «Ведьмак» Анджея Сапковского. Уже дважды перечитывал.

— Вы упомянули дизайн. Каким видом дизайна увлекаетесь?

— Веб-дизайном. Я прошел годовой курс дизайна в онлайн-школе, смотрел вебинары, слушал лекции, выполнял задачи вместе с другими учащимися. Веб-дизайн у меня перемежается с программированием, и это возможность отвлечься от трудовых будней. Но программирование — это «сделать что-то», а дизайн — это «сделать что-то красиво», что немного проще. Всё-таки в программировании нужно знать математику. Когда во время самостоятельного обучения я сталкиваюсь с чем-то сложным, то там очень часто оказывается, что нужно еще и математику учить. А в дизайне как-то полегче. Смотришь картинки, и если что-то понравилось — пытаешься применить это для сайтов.

— Сейчас есть работающие сайты с вашим дизайном?

— У меня были учебные проекты. Но портфолио я не собирал. Выполнил пару заказов, но не в курсе их судеб. Это ведь были не полноценные сайты — только дизайн-проекты, а реализовали их заказчики или нет — не знаю.

— Кроме гимнастики вы следите за другими видами спорта?

— Любой спорт интересно смотреть, когда там соревнуются гранды. Например, я с удовольствием посмотрю футбольный матч «Ювентус»–«Манчестер Сити», хоккейный матч в НХЛ, теннис. Я, правда, в теннисе мало кого знаю. Но если попадется в интернете ролик с теннисного матча, с интересом погляжу.

— Кумиры в других видах спорта есть?

— Александр Овечкин, разумеется. Федор Емельяненко. А из иностранцев мне нравятся Пауло Дибала из «Ювентуса» и тренер Пеп Гвардиола из «Манчестер Сити».

© ГАУ ПО «СШОР по гимнастике им. Н.А Лавровой»